Крымский мыс Француженка хранит тайны загадочной Жюстин Жакмар

В крымской топонимике среди тюркских, реже греческих, названий вдруг неожиданно выплывет вот эдакое — мыс Француженка. Да, тот самый мыс, что находится восточнее Судака, неподалеку от горы Алчак. Этнографические маршруты полуострова интересны и французской тематикой. Нужно отдать должное представителям этого народа, приехавшим в Крым в ХVIII–ХIX веках, они были первоклассными мельниками, замечательными шляпниками, портными, великолепными кондитерами… А уж виноградарями и виноделами — высшего пилотажа, к числу коих, судя по всему, относилась и наша героиня Жюстин Жакмар. Дядюшка же ее имел непосредственное отношение к производству шампанского.

Тайны некоторых страниц биографии загадочной уроженки города Нви (Бургонь) приоткрыл крымский историк, судакчанин Алексей Тимиргазин. И теперь найденные им факты опубликованы в издании, пережившем второе рождение. Речь идет о первом крымском путеводителе, вышедшем в 1834 году. Автором его был швейцарец, поселившийся в Крыму, Шарль Монтандон. А уникальность переизданного путеводителя в том, что он дополнен великолепными крымоведческими комментариями.

Легендарный мыс Жюстин Жакмар

Имение Капсель приобрели в конце 1820-х годов французы Лессер и Амантон, владевшие во Франции фабрикой шампанского. А в ту пору наше крымское вино, полученное из винограда французских лоз, ценилось во Франции. В Капселе поселился 28-летний Амантон, ставший одним из директоров компании, продававшей крымские вина. Но по каким-то причинам он был выслан за границу, тогда имением «Француз-бах» (так назвали его местные жители) стала заведовать Жюстин Мария Жакмар, племянница Лессера.

Пейзаж на закате

«Сильная, мужественная женщина, она одевалась по-мужски, в привычках и образе жизни походила на мужчину; жила уединенно и без прислуги, ничего и никого не боясь, с ружьем в руках ходила в горы, по диким ущельям и кручам, бродила по лесам, охотясь на коз и оленей, служивших ей пищею, преследовала лисиц и барсуков», — писал о ней Арсений Маркевич, ученый, посвятивший крымоведению большую часть своей жизни.

Откроются ли эти тайны

Быть может, стиль жизни Жакмар обусловлен не только эмансипацией, которую переживала Европа или какими-то сугубо личными мотивами. Надеюсь, что когда-то откроются и эти тайны. Пока же известно, что встречался с ней в ноябре 1833 года путешествующий по Крыму русский ученый немецкого происхождения Петр Кёппен и она была его судакским гидом — показывала местные достопримечательности и удивляла своими достижениями в виноградарстве.

Исторические и литературные источники донесли нам криминальное происшествие, жертвой которого оказалась Жюстин. Правда, трактуются мотивы этого случая по-разному. Маршал Франции Мармон герцог Рагузский, посетивший Судак в 1834 году, рассказывает, что в красавицу Жакмар до беспамятства влюбился молодой грек, но получив отказ, решил ее убить. Она выжила после страшных побоев. Другой источник сообщает, что нанес травмы Жакмар солдат, казанский татарин, которому было отказано в найме на работу.

Но, пожалуй, самую правдоподобную версию этого злоключения узнал доктор филологических наук доцент Таврического национального университета Владимир Орехов. В 1841 году госпожу Жакмар посетила француженка Адель Омер де Гелль, совершавшая вояж по Югу России вместе со своим супругом-геологом. В путевых записках Омер де Гелль («Путешествие в прикаспийские степи и Южную Россию»). Орехов обнаружил весьма обширную информацию о Жакмар и познакомил нас с русским переводом этого эпизода. Адель пишет, что за два дня до происшествия к Жюстин явился один грек и попросил работу и хлеба. Работу он не получил, но немного продуктов ему дали. Через день этот человек подкараулил Жюстин, возвращавшуюся вечером с геологической прогулки, и нанес такие травмы, что несколько месяцев француженка находилась между жизнью и смертью.

Жакмар была личностью по тем временам довольно известной: «…мы нанесли визит затворнице из Капсель (м-ль Жакмар), которая около пятнадцати лет живет настоящей отшельницей в прекрасной Судакской долине, — пишет мадам де Гель. — Ее ум и эксцентричность увеличивают очарование восхитительной долины, столько раз описанной и воспетой. Вот почему всякий приезжающий в Крым намечает в своих маршрутах визит в Судак и к его затворнице. Но много званых, да мало избранных…»; «Ее облик стал для меня настоящей неожиданностью. Одетая в длинную коричневую юбку и куртку, скрывавшую талию, она имела во всей своей внешности нечто мужественное и твердое, совершенно в соответствии с избранным ею образом жизни, — сообщает Омер де Гель и описывает дом Жакмар —. Жилище состояло из одной комнаты на уровне грунта, служившей одновременно спальней, гостиной и столовой, при этом – без нагромождения мебели. И все же, хотя помещение и было лишено всяческих удобств, его дух был весьма красноречив, поскольку все в этом скромном убежище изобличало интеллектуальные вкусы хозяйки. Я заметила гитару, мольберт, оружие, коллекцию минералов и несколько предметов искусства». «Удаленность от всякого жилища часто подвергала ее ночным нападениям и вынуждала днем и ночью держать под рукой пистолеты. У нее воровали фрукты, кур и даже виноградные лозы. Не без смеха она рассказала, как однажды ей пришла фантазия развести поросят в той надежде, что, вырастив их, она извлечет из них прибыль. Но она не приняла в расчет соседа, который под тем предлогом, что вышеупомянутые животные чинили набеги на его земли, устроил ужасную резню: в качестве абсолютной мести остроумная затворница написала графу Воронцову прошение в стихах, поместив в начале изображение огромной свиньи, которая, опершись на ружье, удовлетворенно созерцала десяток особей той же породы, распростертых на земле. Под рисунком была надпись: «Каин, что сделал ты с братьями своими?».

Крымский краевед Алексей Тимиргазин установил, что в 1855 году, во время Крымской войны, Жюстин Жакмар, ухаживая в Симферополе за ранеными, заразилась тифом и умерла. Похоронена она была в крымской столице на старом христианском кладбище, которое разрушили в 1934 году.

…Когда вам доведется побывать в Капсельской долине, окунувшись в море, вспомните о прекрасной француженке, для которой Крым стал второй родиной.

Иван КРАПИВИН, Хорошие новости

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *